Меню пользователя

Не зарегистрирован


Вход
Забыли пароль?
Регистрация

Новости посёлка

03.02.11 

02.02.11 

01.02.11 

 
 

 Поиск по сайту                                           
                            
Яндекс
 Данная страничка отнесет вас в мир, где во главе всего стоит рифма



 
 

Стихи Л. Сафронова

 

 

Человечек

 

В косую линейку стоит не песке

Мой домик, а в домике – печка...

Сижу за столом и на белом листке

Рисую себе человечка.

 

Задумался я над листком, не дыша,

Прижав свою ручку к сердечку, -

Вдруг с кисточки капелька, словно душа,

Скатилась на грудь человечку.

 

Душа человечья - большая она,

Глубокая, глубже, чем море.

Заглянешь в неё – не увидишь и дна,

Живёт в ней и радость, и горе.

 

Наполнена светом она и теплом,

Огнём, будто русская печка.

Луна за окошком, а я за столом

Рисую себе человечка.

 

Вот ручки, вот ножки готовы уже,

Ещё не хватает чего-то,

Не знаю, чего у него на душе,

Но думаю: светлое что-то.

 

На личике ротик рисую ему,

И носик, и глазки, и бровки.

И круглые ушки его, почему

То больше немножко головки.

 

Но тут я на кисточку сильно нажал,

Пузатый животик рисуя, -

И мой человечек с листка убежал

Из дома в линейку косую.

 

За печкой сверчок очень грустно запел

Весёлую песню под скрипку...

А я до ушей рассмешить не успел

Тому человечку улыбку...

 

И вот человечек на свете живёт,

Закрыв невесёлый свой ротик,

Животик болит у него круглый год

И киснет на кухне компотик.

 

 

 

 

И вот я сижу, весь в зелёной тоске

От этого чёрного горя...

На белом в косую линейку листке

Рисую я синее море.

 

Я очень от чёрного горя ослаб,

Совсем от тоски стал зелёным.

Тут в синее море из глаз моих – кап! -

И стало вдруг море солёным.

 

И вот золотые я краски ищу,

Рисую волшебную рыбку.

Сейчас я у рыбки своей попрошу

Достать посветлее улыбку.

 

Сейчас прямо с неба пойдёт снегопад,

Укроет он чёрное горе,

И синем, как глазки, вдруг станет опять

От горя солёное море.

 

От светлой улыбки весь мир оживёт

И станет вдруг сладким компотик,

Тогда человечек компотик попьёт –

Болеть перестанет животик.

 

И тут мы с ним станем друзьями на век,

Скажу ему девять словечек:

Теперь ты совсем, как большой человек,

Придуманный мной человечек.

 

                                            12 ноября 2008

 

 

 

 

Зимний холод стоит на пороге,

Голубеет осинник нагой.

Кто-то шибко спешит по дороге,

Только листья гремят под ногой.

 

Набок шапка потёртая лисья.

Он шагает, слегка подпитой,

И гремят облетевшие листья

У него под могучей пятой.

 

Он ходил за покупками в город

И не то что бы очень устал,

Просто холод, пронзительный холод

Мужичка по дороге застал.

 

Оттого он немного и выпил.

Не какой-нибудь там скандалист!

Просто выпил от грусти и выпал,

Как осенний осиновый лист.

 

Он шагает легко и упруго,

Чтобы вёрстами ног не намять.

Ждёт его молодая супруга,

Может, завтра кормящая мать.

 

Распирает волненье мужчину,

Приподняв до небесных высот.

Он несёт для ребёнка машину,

А на случай, и куклу несёт.

 

В тёплой хате из мокрой котомки

Он достанет бутылку с вином.

«Погляди-ка, какие потёмки,

Дорогая, стоят за окном».

 

Выпив рюмку, приложится ухом

К голубому её животу.

Тянет с неба таинственным духом.

За окном все деревья в цвету.

 

 

Коростель

 

Уже ромашки отцвели,

Давно скосили луг, –

И вот опять коростели

Бегут на дальний юг.

 

Бежит один, другой – за ним...

Как по миру с сумой.

Наш коростель бежит, гоним

Грядущею зимой.

 

Весь от усталости дрожит,

И хочется в постель,

А он бежит, бежит, бежит,

Бедняга коростель.

 

И ночь бежит, и день не спит,

Покормится овсом

И всё бежит, и всё скрипит

Тележным колесом.

 

Вот прибежит на тёплый юг,

Попьёт воды морской,

Поспит на солнышке – и вдруг

Наполнится тоской.

 

И снова жизнь горька, как лук, –

Нет сил ни пить, ни есть.

Ему приснится старый луг,

Родной, в ромашках весь.

 

Проснётся он, глаза красны,

Тоска, – нет сил лежать.

И будет с юга до весны

На родину бежать.

 

Пусть даже будущей весной,

Когда пойдёт он в лес,

Голодный, серый зверь лесной,

Родной его заест.

 

Так, целиком, засунет в пасть,

Зубами жом да жом...

Легко на родине пропасть,

Чем жить в краю чужом.

 

 

Номера  

                                    

На бугре за серой зоной,

Завершив житейский круг,

В поределой роще сонной

Ты лежишь, безвестный друг.

 

Отчего ты рано помер?

Не больной,  не инвалид,

На твоей могиле номер

Ни о чём не говорит…

 

Как последний Суд твой Страшный,

Нависает над тобой

Водянистый карандашный

Страшный номер голубой.

 

Может, метким автоматом

Получил ты дырку в лоб –

И тебя в х /б помятом

Уложили спешно в гроб.

 

Может, был ты вор в законе,

На тюрьме который год,

И томился, как в загоне

На убой рабочий скот.

 

Может, был ты злой грабитель

И с тоски от прежних дел

В монастырскую обитель

Ты потом уйти хотел…

 

Может, сел в тюрьму по пьянке,

Не нахален, не бесстыж,

И по воле и по мамке

И в гробу ещё грустишь.

 

Может, то и это может,

Может всё в твоей судьбе…

Отчего мне сердце гложет

Эта дума о тебе?

 

Я не знаю, что ты, кто ты,

Много вас, таких ребят…

Как небесные вороты

Журавли вдали скрипят.

 

По большим дорогам лужи

Вьюга снегом замела.

Неприкаянные души.

Голубые номера.

 

 

 

                       В версте от селенья – река Волосница.

По виду она некрупна,

Река Волосница. На солнце лоснится

Её золотая спина.

 

Плывёт по лугам, извиваясь, как щука,

Не стоит и думать о ней,

Но в том-то и штука, душевная мука,

Что нет этой речки родней.

 

По этой речушке не раз моё горе,

С души уплывало в далёкое море.

 

                                       

 

 

На кладбище

 

На сельском заросшем кладбище

Крестов только сотня одних.

Никто из живущих не ищет

Ни близких своих, ни родных.

 

Кладбища бежит всё живое,

Чтоб травы не мять, не ломать.

Лишь вьюга осенняя воет

По всем, как родимая мать.

 

И только однажды забрезжил

Рассвет над туманной рекой,

Какой-то угрюмый проезжий

Нарушил заросший покой.

 

Ходил. И над каждой могилой

Он душу свою изливал.

На родине малой и милой

Давно он, видать, не бывал.

 

Ходил он не с плачем, а с воем

На серых озябших устах.

Он долго гулял под конвоем

Не в столь отдалённых местах.

 

И ходит, и ходит кладбищем,

Как сын по чужим матерям.

Всё ходит кладбищем и ищет

Того, что давно потерял.

 

И светлое утро такое,

И сам он не старый такой.

Но нет человеку покоя

В том месте, где вечный покой.


Стихи Арины Кузнецовой

 

Вятлаг

 

Ко всему привыкают,

Даже к этим заборам и вышкам

И к натянутой бритве

Спирали Бруно.

Здесь тюрьмой не пугают

Даже самых отпетых мальчишек,

Ведь они эту зону

Ежесуточно видят в окно.

Если б только в окно! –

Даже в школе седые училки

Тарабанят на фене,

Им, попробуй, схитри.

Наша классная часто

Завывала: – Барышников Женя,

Ты чего там кемаришь?

Очухайся, зенки протри!..

Эти мрачные тётки

Зачастую – прямые потомки

Тысяч сгнивших в Вятлаге,

Не попавших в Сибирь.

Они после уроков

Заливают стаканами водки

Свою давнюю боль

И глотают чифирь.

Они были детьми,

Когда строились эти лагпункты,

Их согнали сюда

Из далёких насиженных мест,

И когда конвоиры

Обувались в собачие унты,

Их отцов полуголых

Гоняли ошкуривать лес.

Мхом давно поросли

Их бараки, и сгнили землянки,

Позабылись слова

«Враг народа», «кулак» и «троцкист»,

Но и ныне, как встарь,

Разрабатывают делянки

Подконвойные зеки –

Те, кто перед законом не чист.

Да, не все добровольно

Прописались на севере вятском,

И, дождавшись весны,

Убегает отчаянный люд,

Но на пыльных дорогах

Их ловят военные в штатском

И, поймав, возвращают,

Но прежде легко изобьют…

Я бы тоже сбежала

Из этих болот комариных,

От пропахших тоской

Кособоких тюремных жилищ,

Предо мною лежало

Сто путей и коротких, и длинных,

Я бы тоже сбежала,

Но как от себя убежишь?

Если мы родились

В окруженьи высоких заборов,

Если в здешних лесах

Мне не страшен любой буерак,

Если вохровец-муж

Караулит бандитов и воров,

А я просто люблю

Мою родину – хмурый Вятлаг.

 

 

 

Сельские страдания

1.

Неказиста, кривонога,

Шла коза, качая рогом.

Шла, вздыхая: – Охо-хо,

Жить в деревне нелегко.

Летом тяжко от жары,

Заедают комары,

Ляжешь в сени отдохнуть –

Норовит хозяин пнуть.

За забором огород,

Там всего невпроворот,

А попробуй-ка залезть –

Обдерёт хозяйка шерсть!

А зимою холодина,

В тесноте живёт скотина,

Двум коровам весь почёт,

А коза с овцой живёт

И мечтает в темноте

Всё о городском житье.

В городах огней свеченье,

Что ни день, то развлеченье.

Поступить бы в циркачи,

Выступать за калачи,

Иль в театр зверей, в актрисы –

Изжевала б все кулисы.

Можно и в фотомодели –

Тож приятно, и при деле.

Иль податься в зоосады,

Там любому зверю рады

… Шла коза, вздыхая тяжко:

– Ох, бедняжка я, бедняжка!

Нет, не жить навеселе,

От тоски помру в селе.

 

2.

Для чего козе баян,

Коль хозяин вечно пьян?

Эх, прибила бы со зла

Алкоголика-козла!

Только как прожить без мужа,

Муж в деревне очень нужен:

Кто затвор к двери прибьёт,

Кто вскопает огород,

Кто воды в избу наносит,

Кто еды насенокосит,

Кто, любя, обматерит?

Спит козёл. Да пусть уж спит.

Лучше не будить паскуду

– расколотит всю посуду,

Он дурной, покуда пьян…

Для чего козе баян?

 

3.

Как-то раз козёл Степан,

Не сказать, что шибко пьян,

Но не трезвый, это точно,

Увидав в канаве сточной

Свой помятый силуэт,

Молвил: – Это я иль нет?

Был когда-то удалой, молодой,

А теперь совсем седой да худой.

Эх, колхозная жизня, эх, труды, –

Докатили вы меня до беды.

Да противная супруга коза –

На такую б не смотрели глаза –

Сколько нервов измотала за жизть,

Надо было сразу с ней развестись!

… Долго Стёпа, пригорюнясь, сидел,

Да насупившись, в канаву глядел.

А потом в обход родного села

Он побрёл, куда дорога вела.

 

4.

Стала к старости бодлива

Глупая коза Людмила.

Задирает молодых –

Знайте наших!

Не жалеет пожилых –

Я постарше!

На хозяйку, и не раз,

Зло косила Милка глаз.

А хозяина Петруху

По утру лягнула в брюхо.

Ей, конечно, бадогом,

Да за холку,

А она грозит рогом

Втихомолку.

А своей соседке Ленке

Искусала все коленки! –

Нынче бедная овечка

Скачет, как дурной кузнечик.

Индюка за хвост щипнула,

Будку псу перевернула,

Наступила на кота –

Развалился!

Кот со сна на петуха

Напустился.

Целый день переполох,

Нет порядка,

Наломала Милка дров –

Вот мерзавка!

И не то чтобы со зла,

Без причины.

Просто плохо без козла,

Без мужчины.



Стихи Светланы К.

 

Ложь

 

Прочитаешь стихи ты

И всё вдруг поймёшь.

И ты выпьешь сухого вина.

Как нас губит порою

Бесстыжая ложь,

Как нас губит порою она!

И придёшь ты обратно,

И будешь просить,

Ведь прощения будешь просить!

Но поймёшь, что любовь ту

Нельзя уж вернуть,

Невозможно её возвратить.

Я в стихах написала,

Как долго ждала,

Что меня наконец ты поймёшь…

Как нас губит порою

Бесстыдная ложь,

Как нас губит бесстыдная ложь!

 

 

Раскаяние

 

О, Боже, я прошу: прости!

Прости мне прошлые грехи,

Ведь в жизни много я грешила,

Прошенья мало я просила.

Пришёл, наверно, этот час,

Что помолюсь я и за вас,

Чтоб Боже тоже вас простил

И все грехи вам отпустил.

 
 

Оставить комментарий
 
Карта сайтаСсылкиСобытияФорум ИсторияУзнай себяГостевая книгаСтатьиПоэзияКнига памятиТехнология спаивания
Our WAP    Rambler's Top100    Кировская область Система автоматической регистрации сайтов в
каталогах, рейтингах и поисковых серверах, услуги продвижения и рекламы сайтов
ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS